Главная   Воспитание детей   Инклюзивное обучение

  

  

Инклюзивное обучение

    Об этой новой форме обучения детей с ограниченными возможностями в российском обществе говорят много. И не только говорят. С начала 21 века такую форму начали вводить в российских школах. Чем инклюзивное обучение лучше или хуже специального коррекционного?

Что такое инклюзия?

    Для начала разберемся, что же за штука такая — инклюзия. Если коротко и просто, это признание равенства всех детей в системе образования.

    То есть получать знания в обычной школе могут все, независимо от цвета кожи, состояния здоровья, кошелька, запаха изо рта, нервов и всего прочего. Сейчас российское образование работает на принципе сегрегации — разделения: здоровые дети учатся в одних учебных заведениях, дети с особенностями здоровья — в других. Инклюзия же — это обучение тому, как жить, принимая все различия, и учиться исходя из этого. В такой ситуации различия видятся более позитивно - как стимулы к получению знаний.

Вы видите здорового человека или человека вообще?

    В России традиционное отношение к людям с инвалидностью — именно сегрегация, разделение, отделение «нездоровых» от здоровых. Собрать всех слабовидящих (слабослышащих, плохоходящих, с нарушениями речи, тех, кто отстает в психическом развитии) в одно учебное заведение или один специализированный класс и там учить их.

    Никто не утверждает, что этот способ обучения плохой. Но он не лучший. Почему? Потому что выпускники закрытых учреждений живут в другой модели общества и, выйдя из стен школы, зачастую не готовы к тому, что всю оставшуюся жизнь за ними не будут ходить пять педагогов, медик и психолог.

    Раньше весь мир учил своих детей с ограниченными возможностями примерно по такому же принципу. Саламанская декларация (ЮНЕСКО, 1994 г.) дала старт новому подходу, ввела понятие инклюзии. И мир начал менять отношение к образованию в целом. Теперь в этот процесс включается и Россия.

    Страна пытается прийти к цивилизованному миру. К тем устоям, укладу жизненному, ценностям, которые есть в передовых странах. Сегодня в государстве все более емко провозглашается ценность самого человека. А раз мы провозглашаем человека как ценность, то должны видеть не только человека, который имеет нормальные физические возможности, но человека вообще. Кроме того, настало время воспитывать у молодого поколения совсем другое отношение к людям с ограниченными возможностями.

    Вот причины, почему инклюзивное образование поддерживается в России. Хотя не всеми слоями общества, и не всеми одинаково.

    То, что люди с инвалидностью исключены из активной жизни общества — нам минус. Менять его на плюс надо, но готовы ли мы к таким переменам? Московская школьница провела опрос в своей обычной школе: «Согласитесь ли вы, чтобы рядом с вами учился ребенок-инвалид?». Результат получился неожиданный: 80% детей ответили, что согласны, а 80% родителей и учителей - нет.

    Дискуссии на тему инклюзивного образования идут давно. Опасения учителей понятны: когда в общеобразовательном классе находится ребенок с ограниченными возможностями здоровья, от учителя требуется совсем другой уровень профессионализма.

    Другой уровень потребуется и от структуры образовательного процесса, его организации. Учитель, его функции, знания, возможности должны очень сильно поменяться. Минимальные требования к базовому стандарту действительно не пропишешь для каждого, они общие, и учитель должен стандарт выдать всем детям. Значит, надо учиться выдавать стандарт совсем по-другому. Нестандартно.

    В ходе эксперимента, который сейчас идет по всей России, предстоит точно понять, каких детей стоит переводить на инклюзивное обучение, каких - вообще нельзя. Какие средства нужно потратить, чтобы создать для всех детей страны условия для совместного обучения, какие образовательные программы скорректировать и многое-многое другое.

    Вообще-то есть хорошая наука, называется логистика. Она тщательно изучает материальные, сервисные, информационные, финансовые, трудовые и другие потоки, вырабатывает простые, ясные, логичные практические рекомендации по их совершенствованию. Но это в бизнесе.

    В образовании часто почему-то предпочитают проверять на шкурах детей и педагогов, а не просчитывать наперед. Таково уж наше российское экспериментирование. Выйдет ли из хорошей задумки путная вещь? Как говорится, поживем — увидим.

  


в начало

  

(C)www.famjoy.ru